Меню

Рассказы про то как мальчики стали девочками

Насильно сделали девочкой. Как мальчик стал девочкой

Андрею не нравилось отдыхать в пионерлагере. Тем не менее, родители каждый год покупали ему путевки на одну-две смены.

В этом году ему «повезло» на две смены. Пионерлагерь, куда его послали на этот раз, назывался «Искра». Восемь часов на поезде, еще три часа на автобусе. На берегу озера, посреди леса. Красиво и здорово, но дома с друзьями несравнимо интересней.

Зачислили Андрея в первый, старший отряд. Повозрасту он больше годился во второй или третий, но те уже были укомплектованы, поэтому двенадцатилетнего мальчика определили к тринадцати-четырнадцатилетним.

Всю первую смену он ничем себя не проявил. Старался отлынить от добровольных общественных пионерских дел, не посещал ни одного кружка. Единственное времяпрепровождение — пинг-понг или рассказывание историй.

В последнем занятии он показал свой талант. Тесная компания человек пять-десять из разных отрядов собиралась в каком-нибудь укромном уголке лагеря и по-очереди рассказывали друг другу анекдоты или истории. Получилось так, что обычная страшилка в духе «в черном-пречерном лесу» в исполнении Андрея выросла в историю с продолжением о похождениях бравого космического охотника за монстрами. Очень скоро все собирались послушать только одного рассказчика — Андрея.

Так прошла вся смена. Потуги пионервожатых отряда Алеси и Джековны привлечь Андрея к ведению пионерских дел, вроде создания стенгазет или работы с младшими отрядами, не дали результата. Особенно старалась Джековна. Полное ее имя было Эльвира Джековна. Ее отца звали Джек. Необычность отчества всем понравилось, потому все ее звали просто Джековна. Единственное, что удалось — это уговорить мальчика принять участие в сценке, подготавлиемой к традиционному празднику лагеря, королевской ночи. Обычно это была последняя или предпоследняя ночь перед окончанием смены, когда не было отбоя и все могли делать что угодно, но в определенных рамках приличий и традиций.

Сценка нехитрая, как правильно и как неправильно мальчикам вести себя с девочками. На третьей репетиции девочки, участвующие в сценке, взбунтовались. Они еще могли вынести дерганье за волосы, толчки мальчишек, но им хватило пары раз больно упасть, чтобы заявить, что больше они не хотят. Джековна предложила поменяться ролями. Теперь мальчикам, играющим роли девочек, следовало терпеть издевательства девочек, играющих роли мальчиков. Дело пошло лучше.

До дня выступления Андрей рассчитывал, что одеваться девочкой не потребуется, но Джековна настояла на правдоподобности. Тем более пять других мальчишек, исполняя веселый танец, тоже одевались девочками.

Примерку устроили в комнате Джековны, куда смеющиеся девчонки принесли свои платья. Каждый мальчик входил туда, вожатая выбирала ему наряд, он переодевался и выходил к великому веселью зрителей. Андрей пошел последним.

Вот и ты, — сказала Джековна, задумчиво оглядывая мальчика. — Даже не знаю, что тебе предложить.

Оставшиеся Андрею платья действительно были или малы, или висели мешком. Тогда вожатая достала свое платье, оказавшееся впору. Андрею даже понравилось прикосновение легкого шифона. Его выход из комнаты вожатой сопровождался очередными овациями. Потом провели генеральную репетицию.

Андрей категорически отказался от предложения Константина, второй «девочки» из сценки, привыкать к ношению платьев до вечера. Он переоделся в свои шорты и футболку, бережно положив платье на кровать. Константин и еще двое мальчишек продолжили ношение девчачьей одежды.

Танцоры схитрили, одев девчачьи платья поверх нормальной одежды. Константину и Андрею Джековна так поступить не позволила, заявив, что танец комический, а сценка должна выглядеть правдоподобно. Тогда Андрей предложил девочкам остричь волосы, особенно роскошные Ленкины косы. Его довод сработал, но девочки просто нацепили кепки. Зато самому Андрею повязали большой бант, который с трудом удерживался на короткой стрижке.

Праздник проходил весело. Сперва все отряды представляли на конкурс свою художественную самодеятельность. Отряд-победитель получал в награду дополнительный пирог. Потом начались индивидуальные конкурсы. После своего выступления Андрей и Костя попытались убежать, чтобы последовать примеру танцоров и переодеться. Но Джековна поймала их за руки и велела остаться.

Сейчас будет самое веселое, будет жаль,если вы это пропустите.

Мы быстро, — начал канючить Андрей, но вожатая не согласилась.

Этим «самым веселым» оказался конкурс на звание «Королева смены». Для участия в конкурсе приглашались все желающие девочки. Таких набралось почти тридцать, к ним Джековна вытолкала красных от смущения Андрея и Константина.

Конкурс оказался не таким уж и сложным. За минуту вычистить больше картошки, пришить больше пуговиц, быстро заплести косу на манекене, выступить со стихотворением, песней или танцем, раскрасить изображение девушки, сделав той «макияж», пара веселых конкурсов. Андрей умудрился набрать третий результат и получил грамоту пионерлагеря с присуждением звания «Принцесса Очарование». Первой оказалась девочка из второго отряда, второй Анфиса, самая красивая из первого.

После этого состоялось праздничное чаепитие с ягодными пирогами. Королева и две принцесы сидели за отдельным столиком. Анфиса не могла отсмеяться и всякий раз, когда встречалась взглядом с Андреем, прыскала. Королева же так и не смогла понять, что Андрей не девочка.

По окончании праздника все отряды разошлись по своим корпусам. Джековна, как дежурная, попросила Андрея и еще нескольких пионеров помочь ей с наведением порядка.

Вернувшись в свою палату, Андрей обнаружил, что его кровать стоит пустая, без матраса и постельных принадлежностей. Его одежды на табуретке тоже не было.

Принцессу девочки просят к себе, — смеясь пояснил ситуацию Петька. — Это они с Костей утащили твою постель.

Пришлось идти на половину девочек. Костя уже был там и наслаждался игрой в бутылочку — девчонки учили его целоваться. Не нем была девчачья ночная рубашка. С появлением Андрея игру прекратили.

Новенькая пришла, — сообщила Валя.

Теперь ты одна из нас, нарекаю тебя Анечкой, — объявила Анфиса.

Потом Андрею показали его постель, дали ночнушку.

Ты обязательно должна ее одеть, — велели Андрею.

Нет, до конца своего пребывания в лагере, то есть до послезавтра, ты и Констанция будете спать здесь, а днем носить платья.

До конца пребывания в лагере? Вообще-то я остаюсь на вторую смену.

Тогда я прослежу, чтобы ты осталась Анечкой до конца следующей смены, — шутливо предложила Анфиса, которая тоже оставалась на вторую смену.

Андрея попросили рассказать одну из его историй, что он с удовольствием сделал. Потом кто-то предложил измазать мальчишек зубной пастой. Идея всем понравилась, но в холле, разделявшем половину девочек и половину мальчиков они столкнулись с противником в лице мальчишек, которым пришла та же гениальная идея. Бой разгорелся прямо в холле не на жизнь, а до конца тюбиков с зубной пастой. Битва закончилась вничью, после чего было решено мирно разойтись по спальням, тем более оружия ни у кого не осталось.

На следующее утро угроза девочек получила подтверждение. Из шкафчиков Андрея и Кости исчезла вся их мальчишечья одежда, вместо которой появились девчоночьи одежки. Не все они были впору, но олицетворяли собой то, что шкафчик теперь принадлежал девочке.

Одев футболку с вышитыми цветочками и юбку, Андрей понес Джековне ее платье. Его сопровождала делегация девочек. Отсмеявшись, вожатая позвала вторую вожатую и они дали свое согласие на забаву девочек, то есть на ношение Андреем и Костей девчачьих нарядов в течении всего дня и следующего утра, до отъезда. В таком виде мальчики вышли на утреннюю пионерскую линейку, вместе с девочками мыли полы и стены в холле, измазанном зубной пастой. После отбоя к девочкам явились гости из другой половины корпуса. Ради забавы устроили игру в поцелуи. Анфиса написала на бумажках имена всех присутвующих, свернула бумажки и положила бумажки в два ящичка отдельно мальчиков и девочек. Потом все уселись в круг. Анфиса с ящичками подошла к первому мальчику и предложила вытащить бумажку с именем девочки. Потом он должен был подойти к своей избраннице и произнести речь признания в любви. Признание обязательно заканчивалось поцелуем. Девочка возвращала свою бумажку в ящик и тянула имя мальчика, после чего должна была поцеловать его, но с обязательной сценкой признания в любви или соблазнения. Так и шли по кругу. Причем некоторы могли попасться дважды, а кто-то избежать поцелуев, здесь уж как повезет. Костину бумажку Анфиса поместила к мальчикам, что вызвало у Андрея чувство облегчения. Значит и ему предстоит целоваться с девочкой, а не с мальчиком.

Аня, принцесса Очарование, — прочитал бумажку Павел и сморщился, поняв, что ему предстоит. Лицо Андрея выразило те же эмоции, но правила игры были строги и поцелуя избежать не удалось. Смирившись, Андрей вытянул бумажку с именем мальчика и недоуменно прочел свое имя. Хитрая Анфиса определила их с Костей как к мальчикам, так и к девочкам. Признание в любви самому себе и поцелуй зеркала прошли по бурные аплодисменты. После этого Андрей вытянул бумажку с именем девочки, молясь, чтобы это не оказалась Констанция-Костя. На бумажке была указана Анфиса. Та с удовольствием приняла его признание в любви и глубоко поцеловала. Андрей даже задохнулся. «Я тебя тоже люблю,» — шепнула девушка и вытащила очередную бумажку.

Наутро всех ожидали автобусы, которые должны были отвезти пионеров на станцию, откуда те разъедутся по домам. Кое-кто оставался на следующую смену. Заезд новой смены ожидался только завтра. В первом отряде оставались только Андрей, Анфиса и Лена. Уезжали даже Алеся и воспитательница отряда. До конца лета оставалась лишь Джековна.

А ты останешься девочкой на всю следующую смену? — поинтересовалась вожатая у Андрея, увидев, что тот все еще ходит в юбке.

Эта идея понравилась Анфисе с Леной и те взялись уговаривать Андрея так и поступить. Джековна с улыбкой слушала этот спор. Девочкам удалось убедить Андрея. Тому даже стало интересно, что получится. Тогда вожатая велела Андрею перетащить чемодан с его вещами в ее комнату.

Пока будешь девочкой, пусть он стоит здесь, — сказала вожатая. — Сегодня я съезжу домой, вернусь утром. Вы девочки взрослые, поэтому знаете как себя вести. Надеюсь на вас.

Все трое пообещали, что шалить и безобразничать не будут.

Андрей рассчитывал, что по возвращении Джековны он сможет изменить свое решение. Тем более из одежды теперь у него была только Ленина юбка и Анфисины футболка и ночнушка.

Вожатая уехала после обеда, а вернулась еще до завтрака. С собой у нее был чемодан, который Джековна вручила Андрею.

Это тебе, твоя новая одежда.

Увидев, что содержимое чемодана девчачья одежда, Андрей замер с открытым ртом.

Это все мое, — пояснила вожатая, — и тебе должно быть впору.

Вообще-то я передумал был девочкой, — начал Андрей, но вожатая его прервала:

Поздно. В канцелярии ты уже числишься не как Андрей, а как Аня. Изменить что-либо я уже не смогу. Отказываться нужно было вчера, а теперь изволь быть хорошей девочкой. Не бойся, никто не узнает. Я тебе помогу, Анфиса с Леной тоже не будут в стороне. Все у тебя получится, можешь мне поверить. Мы из тебя еще сделаем «Королеву второй смены».

Так для Андрея началась вторая смена в лагере.

Слава никак не мог ожидать, что мама вернется так рано. Но она вернулась, это было ужасно. Мальчик обомлел, увидев в зеркале, перед которым стоял, маму. Он не услышал как она пришла, так как в это время танцевал под музыку в наушниках, любуясь на себя в зеркале.

М-мама? — дрожащие губы отказались слушаться.

Он уже попадался дважды. Первый раз мама просто долго ругалась, второй раз, это случилось в марте, Слава был выпорот. И вот снова. Он не мог удержатья. Порки хватило до начала мая. Наступившие каникулы только подлили масла в огонь. Вот и сегодня, наигравшись в футбол, причем его дворовая команда победила, он быстренько прибежал домой, чтобы отдаться своей тайной страсти. Мама должна была появиться только через два часа; через полчаса, когда закончится кассета в плеере, Слава все аккуратно убрал бы и мама ничего не заметила, вернувшись домой. Но. Вот она, мама. Вернулась домой раньше времени. Что-то будет?

Мама словно проглотила что-то, застрявшее в горле:

Опять? — грустно спросила она. — Я подозревала. Что мне с тобой делать?

Мама, я больше не буду, — промямлил Славик. — Я в последний раз. Правда.

Мама только покачала головой.

Мальчик начал снимать мамино платье, в котором та его застала. Но мама подошла к нему и остановила.

Идем, — она повела его в свою комнату и усадила перед столиком на котором стояли и лежали всякие косметические пузырьки, тюбики, коробочки.

Она сняла с лица мальчика все то, что он нанес сам и стала делать ему другой макияж. Закончив, она ему улыбнулась и даже подмигнула.

Так будет лучше. Тебе нравится? — спросила она.

Д-да, — Слава удивился тому, что сделала мама. Он не видел никакой косметики, все казалось натуральным, но его лицо было лицом красивой девочки лет тринадцати.

Я заскочила всего на несколько минут за бумагами. Вернусь часов в девять. Ужин себе сделаешь?

Тогда я ушла. Да, если хочешь, можешь оставаться в платье, только потом ты должен будешь его привести в порядок, — улыбнулась она.

Да, мама. — Слава обнял ее и крепко поцеловал. — Ты самая лучшая мама.

Мама вернулась в половине девятого, уставшая. Слава продолжал ходить в ее платье. Увидев это, она только грустно улыбнулась:

Я не могу тебя называть Славой, когда ты так одет. Как ты себя называешь, когда изображаешь девочку?

Славу ее вопрос поставил в тупик. Он никогда не придумывал себе имени, ему даже мысль такая в голову не приходила, он просто наслаждался, одевая мамины платья.

Ну чтож, тогда будешь Наташей. Договорились?

Весь вечер они провели вместе. Славику было непривычно, когда мама называла его Наташей, но ему понравилась эта игра.

Перед сном, в ванной, мама велела оставить платье и все остальное в бельевой корзине, взамен Славе были предложены девчачьи трусики и ночнушка с подолом до пола.

Наташа, как послушная девочка, оденет это и пойдет спать.

Слава не мог понять, откуда взялась эта одежда, которая была ему впору, в отличии от маминого платья, висевшего на нем мешком. До сих пор он никогда не натыкался на это, хотя изучил мамин шкаф досконально. Не могла же она все сегодня купить.

Утром на своем стуле с повседневной одеждой Слава обнаружил девчачий халатик, который и одел сняв ночнушку. Мама позволила продолжить игру.

Наташа? — мама увидела, что одел Слава. — Завтрак скоро будет готов. Иди умойся.

После завтрка мама попросила вымыть посуду, а сама пошла справляться на работу.

Мама, а можно, когда ты вернешься домой, я снова буду Наташей? — спросил Слава, заканчивая мыть последнюю тарелку.

Можно, — ответила мама, от чего мальчик пришел в восторг. — Иди сюда.

Мама придирчиво осмотрела себя в зеркале, огладила юбку.

Я купила тебе вчера. — она кивнула в сторону своей кровати, на которой лежало девчачье платье. — Это платье больше подойдет Наташе, чем какое-то из моих.

Читайте также:  Установка парапета из оцинкованной стали

Слава буквально задохнулся, он даже мечтать не мог, что когда-нибудь мама купит для него платье.

Мама помогла Славе одеться. Это синее платье было симпатично, оно имело на спине огромное количество пуговиц и без маминой помощи Слава никогда не справился бы. К платью прилагались гольфики и туфельки, которые Слава тоже одел. Потом мама усадила его перед своим столиком и велела попытаться сделать себе легкй макияж. Сама она вышла из комнаты, чтобы продолжить собираться на работу. Вернувшись она весело рассмеялась.

Горюшко ты мое. Ну ничего, это дело практики, — она хитро подмигнула и исправила то, что сотворил с собой мальчик. — Вот теперь я действительно вижу перед собой Наташу. Она улыбнулась, поцеловав сына в лоб.

Ой, мне пора бежать. — мама только развела руками, время, нельзя нельзя опаздывать на работу.

Когда мама убежала, как всегда опаздывая, Слава еще некоторое время покрутился перед зеркалом. Красотища! Вспомнив про сегодняшний футбол, он вздохнул, так не хотелось расставаться с платьем. Но ведь это не последний раз.

Только теперь Слава сообразил, что без посторонней помощи ему проблематично снять платье. Что же делать? Скоро за ним придут ребята. Он побежал в свою комнату, по пути пытаясь нащупать пуговицы на спине. С трудом, но он смог расстегнуть самые недостижимые, дальше процесс не представлял особой сложности. Однако, мальчик не обнаружил на стуле своей одежды. Там висел утренний халатик и еще одно платьице, ночнушка, аккуратно сложенная, лежала на подушке, но никакой своей мальчишечьей одежды он не увидел. Шкаф был заперт, ключа нигде не было. На кухне Слава нашел записку от мамы в поручениями на день: что сделать, что купить. Она была обращена не к Славе, как обычно, а к Наташе. В конце записки он прочитал приписку: «Ты хотела быть девочкой. Сегодня ты ей будешь. Будь хорошей девочкой. Мама.»

В дверь позвонили. Это были ребята, пришедшие за ним на футбол. Как же быть? Он просто не мог в таком виде не только выйти на поле, но даже показаться никому из друзей. Засмеют.

Ребята, я не смогу сегодня, — крикнул Слава через дверь. — Я наказан и не могу выйти из дома, мама меня заперла, не оставив ключей.

Ложь сработала и Слава до вечера остался наедине с собой. Ни в какой магазин он, естественно, не пошел. Еще чего, нашли дурака. Чтобы он, в девчачьем платье, на улицу? Ни в жизнь.

Вернувшись домой, мама была недовольна, что он не ходил в магазин.

Но ты же девочка. Что здесь такого? Все девочки ходят в магазин в платьях.

А вот этого я теперь не знаю. Оденься ты утром как мальчик, все было бы по-другому, но ты захотел быть Наташей. Чтобы понять, кто ты на самом деле, мальчик или девочка, на юг ты поедешь как Наташа. Тебе следует очень многому научиться, чтобы не попасть там в неловкую ситуацию, потому с сегодняшнего дня никакого Славы нет. Есть только Наташа, моя любимая дочурка. Все ясно?

В июле мама собиралась со Славой ехать к морю. Они готовились к этому с весны. Но еще была середина июня. Более двух недель до маминого отпуска.

Я ничего не запрещаю, только будешь постоянно одеваться как девочка.

А это уже твои проблемы. Если хочешь, я скажу всем, что отослала тебя к бабушке. Ко мне же в гости приехала племянница.

Не волнуйся, об этом я позабочусь.

На следующий день Слава снова соврал друзьям, что наказан. Еще он добавил, что мама отсылает его к бабушке с дедушкой. Все поручения по хозяйству на этот раз касались только домашних работ.

Потом была суббота. Славе было предложено одеть сарафанчик. Он гадал, сколько еще нарядов купила для него мама? Когда он был готов, мама поташила его за собой прочь из квартиры. Он уперся.

Ты не можешь всегда сидеть дома.

Но я не могу. Как ты не понимаешь?

Пожалуйста, не иди сейчас со мной, но завтра ты пойдешь на прогулку без меня. Я приглашу Сашу и Петю и препоручу свою «племянницу» их заботам, так как у меня нет времени.

Мама, нет! — Слава задохнулся, так как Саша и Петя были его лучшими друзьями.

Тогда пошли. В этом нет ничего страшного.

Мамина угроза пересилила страх перед прогулкой у всех на глазах как девочка. Лучше пусть его видят незнакомые люди, чем это будут еще и друзья.

Это была просто пешая прогулка. Поначалу Слава стеснялся и пытался спрятаться за маминой спиной от всех проходящих мимо. Потом несколько освоился.

Они зашли в кафе, где позавтракали, так как не сделали этого дома. Мама специально вывела его пораньше, чтобы во дворе не встретить никого из знакомых. Потом мама затащила его в магазин одежды, где примерила несколько платьев и заставила делать тоже самое мальчика. Ему даже понравилось.

После обеда в кафе мама завела Славу в салон красоты. Здесь ему сделали популярную у девочек короткую стрижку и, что стало для него ударом, прокололи уши, чтобы он мог носить сережки.

Я обещала, что никто тебя не узнает, — пояснила мама, когда они покинули салон. — Легкий макияж, изменяющий контуры глаз и губ, девичья стрижка и сережки. Никто даже не подумает узнавать в подобной девочке мальчика по имени Слава. А еслии узнает, то просто удивится схожести. Если не веришь, пригласим сегодня в гости твоих друзей.

Я хочу исповедаться, прошу Вас послушать мою исповедь и рассудить, я хочу услышать все, что вы думаете. Я родилась мужчиной и при рождении получила имя Константин. Мои родители долго не могли родить ребенка, и тут у них родился сын. Все мое детство прошло в любви и ласке, мне ни в чем, не отказывали.

Но я рос и с каждым днем понимал, что при рождении меня Бог наградил не тем телом. Я очень хотел быть девочкой, носить красивые платья и бантики. Папа пытался вырастить из меня настоящего мужика, учил драться, отдал на бокс. Но мне это все было не интересно. Я рос маленьким и худеньким, меня часто путали с девочкой. Любил заглядываться на женщин и девочек, я вглядывался в их волосы, юбочки, колготки.

Как-то раз к нам в гости приехала мамина подруга с семьей, у сайт нее была девочка моего возраста. Однажды вечером, когда все сидели во дворе и пели песни, я пробрался в их комнату, увидел красное платьице девочки. Мне так захотелось его примерить, и я одел. Случайно это увидел папа, отругал, а через день меня отвели к психологу. Но та только руками развела.

Став постарше, я начал понимать, что мне не комфортно в теле мужчины. Мне не нравилось все, что связано с мальчишескими забавами, я не носился по двору, не дрался, не играл в футбол. Я всегда любил одевать чистые вещи, просил маму, покупать мне разноцветные рубашечки.

14 лет стали для меня переломными. В то время, когда парни знакомились с девушками, получали отказ и снова пытались, то я в этот момент был окружен женским вниманием. У меня было много подружек, именно подружек, мне было интересно общаться с девочками, как говориться, узнавать их.

Как то мальчики из моего класса сделали мне темную, сильно побили, 3 месяца пролежал в больнице. Именно тогда я понял, что мне стало трудно в мужском теле, сайт я не хотел жить и решил все рассказать родителям.

Мама плакала, от папы я услышал много нехороших слов, со мной перестали разговаривать. Единственный человек, который всегда меня поддерживал, была моя подружка Сашенька. Именно она мне предложила сделать операцию по смене пола, именно она на протяжении всех этих лет была рядом.

В 15 лет я ушел из дома, где меня не понимали, жил в квартире, оставленной Сашке покойной бабушкой. Начал работать, сначала официантом, потом на заправке. Я копил деньги на операцию. Немного попутешествовал , правда, больше автобусом или автостопом и по стране, т.к. денег на заграничные туры взять было неоткуда.

Когда мне исполнилось 16 лет, и я получил паспорт, мы поехали с Сашей в Москву, в специальную клинику, но там только руками развели «До 18 только с родителями, а после добро пожаловать».

Мы узнали цену, и я понял, что таких денег мне никогда не собрать, я опустил руки, жизнь мне стала не интересна. Мои родители тоже не могли понять, особенно отец, как может его единственный сын, названный в сайт честь отца фронтовика, хотеть стать женщиной, как. Я был в отчаянии, не хотел жить, но меня остановила мама, моя мамочка. Она втайне от отца, пришла ко мне, принесла мне небольшую сумму денег и попросила, не позорить их после операции.

Операцию я сделал в 20 лет. Все это время мы собирали деньги, очень помогла моя Сашенька. Она ради меня продала бабушкину коллекцию. Меня положили в клинику, и я не знаю, как бы я там выжил без Саши. Я прошел 3 операции, сделал пластику груди.

После операции Саша помогала мне стать женщиной, научила, как одеваться, как краситься, как вести себя. Благодаря хрупкому телосложению и не мужскому лицу, мне было легко переоблачиться. Так 21 июля умер Константин, а 24 июля на свет появилась Марина, именно 3 дня за мою жизнь боролись врачи.

Один мой знакомый помог сделать мне документы с нуля, чтоб не было следа от бывшего Кости. Я уехала в другой город, тут уже живу 6 лет. В зеркале я вижу эффектную брюнетку, а 4 года назад я сайт сделала силиконовую грудь. Два года назад я познакомилась с Антоном, и влюбилась с первого взгляда. Он успешный бизнесмен, летом будет год как мы женаты. До свадьбы я придумала историю, о жуткой аварии в которой погибли мои родители и старший брат, о множестве операций, которые я перенесла, и он поверил.

Его родители меня приняли с распростертыми объятьями, мой муж настаивает, чтоб мы обвенчались, но я не могу, боюсь! Последние время меня стали посещать мысли о том, что будет, если муж захочет ребенка? Его родной брат является владельцем частной перинатальной клиники, он меня сразу повезет на консультацию.

Месяц назад ездила к Сашке за советом, она живет в моем родном городе, на моей улице. Вышла замуж, у нее хорошенькая девочка. От нее я узнала, что родители похоронили Костю, сделали могилку с крестиком. Мне стало плохо, как они смогли так поступить, я же живая?

Я не знаю, что будет дальше. Я боюсь признаться мужу. Боже, как все сложно, я же так хотела стать женщиной. Мне казалось, что это легко, но сайт я не представляла, что я буду делать, когда влюблюсь? Все говорят, что лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Но мне кажется, что в моем случае это не выход.

Я жил в семье с сестрой Наташей и мамой, отца у нас не было, т.к. он уже давно ушёл к другой женщине.
Однажды мама сказала:
— Андрей твоя одежда вся в стирке, носи пока одежду сестры!
Тогда мне было уже 11 лет. Большая часть моей одежды была грязная, лежала в куче грязного белья и должна была постираться. Из-за того что сломалась стиральная машина, одежды накопилось много и постирать её было нельзя.
Сестра была более аккуратная и чистоплотная чем я, и её одежды, хорошей, не загрязненной было ещё много, почти весь шкаф.
Это случилось утром, когда я проснулся в одних трусах и не увидел рядом с собой своей одежды. Сестра ещё спала в своей комнате, но мама уже вынесла мне её одежду и разложила рядом на стуле.
— Так, вот тут колготочки, трусики и платье. Бюстгальтер наверное тоже нужен вместо майки. Одевай пока это.. — сказала она.
Я был в большом шоке от всего что происходило, честно говоря совершенно не ожидал, что мама заставить меня одевать сестрину одежду и попытался протестовать:
— Но я не хочу это одевать! У меня должна быть своя одежда!
— Нету у тебя больше своей одежды. Андрей, сколько раз тебе говорить! Не постиранная, грязная одежда вся. Подожди недельку, сделают мастера стиральную машину и всё постираем. А сейчас одевай то что я тебе говорю.
Я посмотрел на стул и у меня чуть не закружилось голова при виде того, что мне предстояло одеть. Это были тонкие светлые колготки, розовые девичьи кружевные трусики, белое женственное платье. Словно мама подобрала мне самую «позорную» для мальчика одежду, самую девчачью.
Признаться, несмотря на то что мой возраст был уже немаленький — 11 лет, я до сих пор находился в подчинении мамы, она очень сильно опекала меня, многое делала за меня, вплоть до того что сама мыла меня в ванной (боялась, что я могу подскользуться в скользкой ванне), сама собирала меня в школу, одевала меня, когда мы гуляли вместе — водила по улице за ручку. Вот и сейчас она сама меня начала одевать в сестрину одежду.
Я лишь присел на кровати, а мама уже начала снимать с меня трусы.
— Мальчишеские трусы надо снять, чтобы одеть поверх них девчачьи, — сказала она.
Затем мама сама быстренько натянула на мои голые ноги колготки. Вслед за ними одела розовые трусики. Затем велела мне встать и повертеться. Когда я вертелся, она унизительно похлопала меня по попке и сказала:
— Хорошо сидят! Ты похож на девочку! Теперь подними ручки вверх!
Когда я поднял руки вверх, на меня сверху было одето шёлковое белое платье.
— Ладно бюстгальтер пока не будем.
Я смущённо прошёлся по комнате в новой одежде, а мама улыбаясь смотрела на меня.
— Ты просто лапочка! Наташа иди сюда!
Больше всего я боялся, что меня увидит в этом наряде моя сестра и засмеёт! И вот она уже бежит в эту комнату.
Когда сестра вошла сюда, на её лице появилась улыбка и удивление.
— Мама, что ты с ним сделала?
— Наташа, я же тебе уже говорила, что брат теперь будет пользоваться твоей одеждой, — сказала мама.
— Но я думала ты шутишь. Да, Андрей, тогда ты попал. — сестра весело засмеялась, — если будет нужна ещё одежда обращайся, у меня её много.
— Ему и этой пока хватит. Да, Андрей?
От такого внимания к себя я засмущался и покраснел, мама с сестрой вскоре это поняли и оставили меня одного.
Новая одежда ощущалась совсем непривычно, нейлон колготок плотно облегал и щекотал ноги, ноги казались совсем обнажёнными, платье едва доходило до колен, девичьи руковички, воротничок с многочисленными кружевами на платье очень смущали меня.
Женская одежда делала меня каким-то слабым и вялым. Весь день я почти ни чем не занимался, только пролистывал какие-то журналы и совсем забыл об уроках. У нас были пока выходные и поэтому я носил девичью одежду круглосуточно.
Вечером я решил, что на ночь мне будет можно снять эту одежду и носить одеть свои трусы, и я сказал об этом маме. Она ответила, что сама мне скажет, что надевать на ночь и велела идти в свою комнату и ждать там её.
Я пришёл в комнату и уселся на кровати. Одет я был как прежде в девичью одежду.
Через 5 минут мама пришла держа в руках пакет с каким-то бельём.
— Андрей, снимай платье и колготки. Оденешь сестрину ночнушку.
Я расстроился, что моя новая «девичья жизнь» будет продолжаться даже ночью, в сестриной ночнушке. Мама достала из пакета белое чистенькое девичье бельё.
Как и было сказано, я снял с себя всю прежнюю одежду и переоделся в тоненькую белую ночнушку. В комплекте с ней мне были выданы широкие Наташины кружевные трусики и белые чулки с резинкой. Трусики я надел вместо прежних розовых. Чулки меня повергли в небольшой шок, но пришлось слушаться маму и одевать их. Чулочки мне были как раз.
Также мама достала из пакета несколько розовых простыней и розовую наволочку для подушки и расстелила их на кровати вместо прежних простыней. Эти простыни были тоже моей сестры.
Мне показался унизительным тот факт, что мама в каждом пустяке — даже во внешнем виде моей кровати делает всё по девчачьи, но мама объяснила что это тоже было необходимостью:
— Твои простыни тоже стали совсем грязными. Я постелила тебе Наташины, — сказала мама, — ну вся моя лапочка, теперь спи! Желаю крепких сновидений!
Мама поцеловала меня в щёчку (признаться честно такие нежности она давно себе не позволяла) и ушла, закрыв за собой дверь.
Я остался совсем один (или одна?). Улёгшись на нежные розовые простыни, я сам не заметил, как заснул сладкими сновидениями.
Проснувшись утром, мама сказала, что сегодня мы пойдём в магазин за покупками. Я обрадовался думая, что наконец-то мне можно будет переодеться в нормальную одежду для выхода на улицу. Но я ошибался. Мама зашла ко мне в комнату держа в руках пакет с какой-то одеждой.
— Оденешь сестрину юбку и вот эту блузочку, — сказала мама, достав из сумки Наташины вещи.
— Но я не пойду на улицу в девичьей одежде!! — начал возражать я, — меня же все узнают!
— Пойдёшь! Другой одежды нет! А чтобы тебя никто не узнал, мы наведём тебе косметику! — сказала мама, — а теперь снимай-ка свою ночнушку. Ночь уже кончилась, а ты до сих пор не переоделся. Давай-ка я сама сниму.
Мама словно беспомощную куклку начала переодевать меня. Уверенными движениями сняла с меня ночнушку, в которой я спал. Затем сняла чулки, объяснив, что в этих чулках я буду только спать, а ходить в остальное время в колготках. И начала надевать на ноги колготки, которые принесла с собой в пакете. Это были тонкие чёрные колготки. В таких обычно сестра ходила по улице и я понял, что меня начинают подготавливать к выходу на улицу.
— Грудь не должна быть неприкрытая у девочек. Оденешь бюстгальтер! — сказала мама, достав из пакета белый кружевной бюстгальтер.
Мама меня одела в бюстгальтер, а затем принялась одевать сверху симпатичную девичью блузку и «веерную» юбочку снизу.
После этого началась процедура наведения косметики. Минут 30 моим лицом занималась мама. Я сидел перед зеркалом и покорно ждал, когда мама закончит. В итоге моё лицо преобразилось в очень красивое девичье личико — губы накрашены в ярко-красный цвет, ресницы удлинены, веки и брови выкрашены в синий цвет как у девочек, а щёки напудрены так, что я словно помолодел.
— Ну вот и всё, ты просто красавица!! Можно теперь идти за покупками, — сказала мама.
Мы собрались и направились в магазин. Было крайне непривычно ходить по улице среди людей в девичьей одежде. Мне постоянно казалось, что все замечают, что я на самом деле мальчик, но на самом деле прохожие почти не обращали на меня особого внимания, очевидно принимая меня за девочку.
Наконец мы зашли в магазин-универмаг, где мама сразу же за ручку повела меня куда-то. Оказавшись на втором этаже мы подошли почему-то к прилавку женской одежды. Я пытался вырваться, но мама очень крепко держала меня за ручку.
— Здравствуйте, мне надо купить для моей девочки одежду! — сказала мама продавщице.
— Пожалуйста, проходите сюда, — вежливо сказала продавщица, проведя нас к большим стендам разнообразной одежды для женщин и для девочек, — что вас конкретно интересует?
— Для начала какое-нибудь платье для неё и юбочку, — сказала мама.
— Пожалуйста, выбирайте, платья здесь! — нам показали, огромные ряды с девичьими платьями.
Я протестовал, откровенно пытаясь вырваться из маминой руки, но рука держала меня очень крепко. Ситуация была ужасающей для меня — мама ведь переодела меня в девочку, как я думал, только потому что у нас не было в доме постиранной мальчишеской одежды. И мама должна была купить мне в магазине одежду для мальчиков, если она хотела чтобы я наконец мог в чём-то ходить. Но получилось всё наоборот. Вместо мальчишеской одежды мама выбирала для меня платье. И решительно была настроена купить сегодня ещё много девичьей одежды для меня.
— Сначала выберем для тебя платье и юбку, а потом купим несколько пар колготок, чтобы тебе не приходилось одевать колготки сестры. Затем возьмём тебе несколько комплектов девичьего нижнего белья. Такое какое тебе больше понравится, — сказала мама.
— Мама, почему ты не покупаешь мне нормальную мальчишескую одежду?? Я не хочу быть девочкой! Мне завтра идти в школу. — начал протестовать я.
— Успокойся Андрюша! Ты такой лапочка. Девичья одежда тебе очень идёт.
Я покраснел и не знал, что сказать. Вырваться из маминой руки не получалось и мама вела меня вдоль прилавков с платьями и спрашивала какое мне больше нравится. Я отвечал, что никакое, и что я хочу домой. Но мама, сказала, что пока мы не сделаем покупки, домой мы не пойдём.
В конце концов выбор мы остановили на красивом бледно-розовом платье, с девичьими узорами на платье. В примерочной я примерил платье и увидел радость мамы, что платье мне очень подошло.
— Ты очень мило выглядишь в этом платье! — сказала мама.
Я сразу же пошёл в этом платье не снимая его. Мы расплатились за платье и принялись выбирать остальные части одежды для меня.
Мама купила мне чёрную юбочку, специально подобрав юбку под мою талию.
Затем у стенда с колготками и чулками мне было куплено сразу 4 пары тонких колготок и 2 пары чулок. Колготки были я даже не запомнил каких оттенков, вроде бы почти все телесного цвета и одни — чёрного, а чулки были одни белые, другие чёрные.
Затем мне было куплено 2 бюстгальтера 1-ого размера.
У девочек такого возраста как у меня грудь только начинает расти и мама сказала продавщице, что грудь у меня ещё слишком маленькая и мне нужен бюстгальтер пока что просто для красоты, а не для того чтобы прикрывать грудь, и размер нужен минимальный. Мне выбрали наиболее плотно прилегающий бюстгальтер, подобрав размер в примерочной. Причём мою грудь в примерочной видела и продавщица и от того, что груди у меня девичьей не было продавщица не удивилась — у многих девочек в моём возрасте ещё не сформирована грудь.
2 бюстгальтера, которые мне купили были очень женственными, и один из них я надел сразу в примерочной под низ платья.
Я понял что мама взялась за мой девичий наряд очень серьёзно. Покупок в этот день было совершенно множество. В завершении всего мне было куплено ещё 3 пары девичьих трусиков и одна ночнушка.
Сделав все покупки, мама как покорную девочку повела меня за ручку домой.
Дома мне немедленно было велено переодеться в новую одежду. Я оделся в новые колготки, беленькие трусики, бюстгальтер 1-ого размера, и платье.
Весь день я провалялся в кровати за просмотром телевизора. Я поймал себя на мысли, что жить девичьей жизнью в чём-то даже и привлекательно — можно быть вялым и пассивным и почти ничего не делать.
Я всегда был слабаком и маменькиным сыночком и сделать из меня девочку было проще всего. Но я не знал, что это может случиться так быстро.
К вечеру я переоделся в новую ночнушку, купленную в магазине. Ночнушка как мне показалась была слегка велика и рассчитана на девочку года на 2 старше меня. по длине она доходила почти до пола. Во многих местах ночнушка вышита красивыми кружевами подчёркивающими женственность.
Мама зашла перед сном в мою комнату и поцеловав в щёчку пожелала спокойной ночи и сказала, чтобы я не о чём не волновался и был примерной девочкой.
Честно говоря, я никак не мог выкинуть из головы мысль о том, что завтра нужно идти в школу и не понимал каким образом мне туда идти если я выгляжу как девочка. Мысли не давали покоя, но провалявшись немного в своей розовой кровати, я всё-таки смог заснуть.
Утром я проснулся в 10 часов, хотя в школу надо было вставать в 7 утра. Очевидно было, что мама меня не будила. Я спросил у неё:
— Что случилось, почему меня никто не разбудил в школу?
— Андрюша, в школу ты не больше пойдёшь. Ты теперь девочка.
Я внезапно взбесился, во мне проснулась какая-то мужская гордость:
— Так всё! Хватит с меня этих игр! Надоело мне в этом трепье ходить! Давай стирай быстрее мою нормальную мальчишескую одежду или я одену грязную!! И пойду в школу!
Но посмотрев на маму, я понял, что всё не так просто, вид у неё был очень серьёзный.
— Твоя мальчишечья одежда давно постирана, — сказала мама.
— Отлично, тогда я пойду и одену её, — сказал я, приготовившись идти.
— Нет не пойдёшь. Одежда всегда была постирана, и стиральная машина у нас не ломалась. Я наврала тебе специально, чтобы переодеть тебя в девочку, — сказала мама, — свою мальчишескую одежду ты больше не найдёшь. Сегодня я её всю выбросила!
Я был в шоке от того что услышал. Я ничего не понимал.
— Мама, но зачем?? Зачем переодевать меня в девочку??
— Андрей, во-первых, нашей семье выгодно, чтобы ты был девочкой. Это позволит сэкономить на одежде, сестра старше тебя на год и одежду, которую изнашивает она — будешь носить ты. Я не настолько богата, чтобы покупать разную одежду и мальчику и девочке.
Я понимал, что проблема в одежде есть, но всё равно попытался возразить:
— Но мне можно просто покупать меньше одежды, если не хватает денег.
— Нет, Андрей. Намного более лучшее решение это сделать тебя девочкой.
Я покраснел от стыда.
— Во-вторых, зная что сейчас происходит в армии, в наше время плохо быть мальчиком. Если ты будешь девочкой, то в армию ты не пойдёшь. Подумай, как хорошо тебе тогда станет!
С этим нельзя было не согласиться. Армия действительно была проблемой.
— Я забочусь о тебе же и о твоём здоровье! — сказала мама, — девочкой жить в нашем тяжелом мире легче, чем мальчику. Мы выдадим тебя замуж за богатого человека и тебе почти не нужно будет работать. А если бы ты остался мальчиком, то что бы ты получил? Всю жизнь пахал бы по 9 часов в день на какой-нибудь слабооплачиваемой работе и заглушал бы такую тяжёлую жизнь алкоголем, став мужиком-пьяницей. Нет! Я никогда не позволю для своих детей такой жизни! Мои дети будут красивыми девочками! Так, что Андрюша, о твоей жизни я позабочусь.
Я послушал маму, и понял, что она абсолютно серьёзно хочет сделать меня девочкой и противостоять этому будет крайне сложно. Чтобы не расстраивать мамочку, я подумал, что это может и не так уж плохо быть девочкой и сказал:
— Спасибо что заботишься обо мне. Но для меня всё это очень неожиданно.
— Я понимаю. Ничего, привыкнешь. Иди пока переоденься в платье, опять ты забыла снять ночнушку! — сказала мама.
Я пошёл в свою комнату переодеваться. В моей комнате сформировался уже целый гардероб моей девичьей одежды и было из чего выбирать.
Оделся я в новые колготки и новое розовое платье. Красится мне не пришлось, так как косметика ещё не смылась со вчерашнего дня и похоже долго ещё не смоется.
Одевшись, я вернулся к маме. Оставались нерешёнными ещё много вопросов.
Я спросил у мамы:
— Как же я тогда буду учиться?
— Учиться в школе ты больше не будешь, в этом нет необходимости. Пока что у тебя недостаточно девичий голос и нет девичьих манер поведения, поэтому в обществе в тебе могут легко заметить мальчика, а этого нельзя чтобы случилось!
— Но как же без учёбы я буду?
— С тобой будет работать репетитор-няня. Одновременно няня будет тебя учить, как должна вести себя девочка и преподавать уроки. А диплом об окончании школы я уже тебе купила, так что не беспокойся, у тебя будет полноценное образование. В наше время всё можно купить.
Сказанное мамой, ещё больше подтверждало то, что мама взялась за меня серьёзно. Сопротивляться мне было практически невозможно, даже если бы я захотел остаться мальчиком. Вся моя жизнь мамой была уже расписана наперёд и она не допустит чтобы что-то пошло не по её плану.
— Также, я тебя ещё месяц назад записала в школу аэробики для девочек. Там ты будешь заниматься аэробикой вместе с другими девочками, это поможет развить гибкость движений и придаст девичью изящность твоему телу, — сказала мама.
— А если я откажусь от всего этого. — спросил я ошарашенный своей предстоящей жизнью.
— Отказаться ты не сможешь. Ты уже, во-первых, больше месяца принимаешь девичьи гормоны и у тебя начинает расти грудь. Гормоны я подсовывала тебе в пищу, — сказала мама, — во-вторых, слишком многое мной сделано для того, чтобы превратить тебя в девочку и ты не сможешь от всего этого отказаться. Один только диплом, который я тебе купила стоит огромных денег! И одежду, которую мы вчера тебе купили была куплена на всю зарплату.
Я понял, что такие затраты, означают большую серьёзность намерений мамы и даже не решился идти против этого.
— Ладно. — сказал я.
Всю неделю я находился в доме и теперь вместо школы занимался различными делами по дому. На меня выпали все обязанности сестры, пока она училась, я прибирался в доме, мыл полы, посуду, в общем выполнял различную девичью работу.
Однажды когда я мыл руки в ванной, я решил посмотреть на свою грудь, потому что мама сказала, что давно кормила меня женскими гормонами, которые должны увеличивать грудь. Я аккуратно расстегнул верхние пуговицы платья и спустил бюстгальтер вниз. К своему удивлению, я заметил, что грудь действительно оказалась более пухлой чем раньше, но пока не настолько, чтобы быть похожей на женскую. Облачив грудь обратно в бюстгальтер, я продолжил заниматься делами по дому.
Ещё был случай, когда я почувствовал, что мне хочется быть девочкой и вести себя по девчачьи и тут же поймал себя на мысли, что это действуют женские гормоны!
После того как мама всё рассказала мне, я уже в открытую пил таблетки с женскими гормонами и мне не нужно было ничего подсовывать в еду.
Весь мой образ жизни постепенно начал перестраиваться в сторону девчачьей жизни. Я становился всё более пассивным и не похожим на пацана. Даже начал изменяться мой голос. Нет, он оставался тем же мальчишечьим голосом, но говорить я стал вяло и слабо, как девочка.
А через 2 недели, посмотрев на грудь, я понял, что назад уже пути не будет, грудь росла очень быстро и к этому времени почти достигла настоящего первого размера девочки. Фактически после того как выросла грудь, меня можно было с полным правом считать девочкой и перечёркивать мою жизнь, в качестве мальчика. Единственный «пустяк», который оставался это мужской половой орган, всё остальное было девичьим. Впрочем мама, пообещала всё мне и с этим тоже «устроить». Когда я достигну совершеннолетнего возраста на половом органе сделают операцию, заменив его на женский. С деньгами на операцию поможет богатый муж за которого меня выдадут замуж. После чего я стану полностью «готова» к семейной жизни.
Вскоре я начал посещать, школу аэробики для девочек. Одевался я как и остальные девочки в сильнообтягивающую одежду, в которой занимаются аэробикой — плотные блестящие колготки и плотное «боди» сверху.
Как я уже писал выше, грудь у меня стала первого размера, такая же как и у других девочек, и поэтому никто не мог заподозрить то, что я не девочка.
Занимались аэробикой мы по 2 часа в день и после этих упражнений я начинал чувствовать себя нежной, хрупкой девочкой. Двигаться я стал гораздо более плавнее и моя походка всё более стала напоминать девчачью.

Читайте также:  Что такое водоотводящий фартук из оцинкованной стали

Я рос скромным, тихим мальчиком, в школе хорошо учился, но при этом из-за своего характера считался в классе «белой вороной», и подвергался разным насмешкам и унижением со стороны одноклассников. Я находился под сильной опекой своей мамы, она чересчур лелеяла и заботилась обо мне. Всю одежду, которую я носил, она покупала мне сама, в выборе одежды я не был самостоятельным, что мама купит, то и носил. И выбор мамы часто отличался от нормальной одежды, подходящей для мальчика. Я носил обычно нелепые кофты, некрасивые брюки, моя одежда была слишком похожей на одежду «ботаников» и была совсем не модной. Даже мне казалось немного девчачьей.

Может быть и поэтому тоже я был посмешищем в классе.
Когда мне исполнилось 14 лет, я внезапно заметил как в моём шкафу появилась пачка колготок. Мама всегда складывала в мой шкаф только мою одежду, или старую, или новую, которую она мне покупала, но исключительно мою одежду. Поэтому появление в шкафу маминых колготок сначала показалось мне странным.
Я спросил у мамы, зачем она положила мне колготки. Мама, как мне показалось, даже была возмущена моим вопросом.
— Я тебе купила колготки, что тут странного? — сказала она.
— Но это же женские колготки! — ответил я.

Какая тебе разница женские или нет? Их будешь одевать под брюки, вместо трико, чтобы не мёрзнуть в холода.
Признаться, в последний раз я одевал колготки только когда ходил в садик и в дальнейшем эта немужская одежда отошла из моего гардероба, как и у всех мальчиков. Носить колготки — прерогатива девочек. И тут у меня в гардеробе благодаря маме опять появляются колготки. Это были плотные нейлоновые колготки, примерно 50 ден, чёрного цвета. Их я стал постоянно одевать в школу под брюки, как велела мама.
Поначалу было неловко носить колготки, я чувствовал себя как-то по девчачьи, находясь в колготках. Но потом привык. Вроде никто в школе не замечал что у меня одето под брюками. Хотя когда я сидел брюки чуть приподнимались вверх и в самом низу ног можно было разглядеть колготки. Да, кстати многие девочки в нашем классе в этом возрасте носили колготки, и смотря на них, я их понимал. Разница была лишь в том, что они обнажали свои ножки, одевая юбки, а я носил брюки.

Читайте также:  Сталь х45 для топора

Постепенно в моём шкафу начинали появляться новые упаковки колготок. Мама стала активно покупать их мне, даже несмотря на то, что старые колготки я ещё не порвал. Просто у меня теперь появились колготки разных цветов. В дополнение к чёрным мама купила беленькие и розовые. Цвета прямо скажем девчачьи, да и сами колготки были с узорами и кружевами. Но ничего не поделаешь, пришлось их носить.
Где-то через 2 месяца я так привык к колготкам, что для меня стало почти естественным их носить. И тут однажды открыв свой шкаф, я обнаружил там белые женские панталоны с кружевами. Сначала их вид у меня вызвал улыбку, я решил, что мама закинула их ко мне по ошибке. Но когда я спросил у мамы, что делают панталоны у меня в шкафу, она сказала что купила их мне.

Зимой нужно заботиться о тепле ног, и я поэтому покупала тебе колготки. Но также нужно заботиться о тепле верхней части ног и половых органов, поэтому теперь я купила тебе ещё и панталоны. Они хорошо сохраняют тепло. А женские — потому, что других не бывает.
— Но ведь другие мальчики не носят женские панталоны! — возразил я.

А мне всё равно что носят другие, вот и пусть они замерзают! А мой сын будет носить то, что я скажу!
Спорить было бесполезно и на следующий день я пришёл в школу одетый в колготки и женские панталоны, под низом брюк. Заметить это естественно никто не мог, но тем не менее мне было поначалу крайне неловко. Хорошо хоть мне не приходилось ходить на физкультуру, так как у меня было освобождение, из-за проблем с моей физической слабостью, и поэтому мне не приходилось переодеваться у всех на виду. Да, я был слабым как девочка, если на меня в школе кто-то пытался нападать я защищаться не мог и обычно плакал, если били меня слишком больно.
Ещё через какое-то время мама купила мне ещё одну девичью вещь. Это была прозрачная ночнушка, с кружевами у груди и по краям ночнушки. Естественно прежде чем надевать это, я поинтересовался у мамы: зачем она мне купила ночнушку для девочек. Мама ответила:
— Это же красиво! Спать в ней будет очень удобно. Не то, что в твоей нелепой мальчишеской майке.
— Ну это же девчачья одежда!

Ну и что? Ты уже давно носишь девчачьи колготки и панталоны. Так почему ты против ночнушки сопротивляешься? Спать в ней будет очень удобно. Попробуешь, и потом скажешь понравится или нет.
Таким образом мама меня уговорила попробовать. Одел я белую ночнушку сразу же перед тем, как лечь в кровать, предварительно сняв свою майку. Мама присутствовала при этом и контролировала, чтобы я её одел.
— Вот и всё, а ты боялся. Спи, мой маленький! — сказала мама и поцеловала меня в щеку. Да, несмотря на свои 14 лет, мама позволяла такие нежности со мной и относилась ко мне как к маленькому.
Да, признаться, спать в ночнушке было приятно. Чувствуешь в ночнушке себя изнеженным и слабым как девочка, хочется окунуться в сладкие сновидения. Таким образом девичья ночнушка, с этого момента стала моей привычной одеждой для сна.
Утром я естественно снимал её и одевался в школу как обычно.

Но если мама говорила, что покупает мне девичье бельё, так как оно защищает от холодов, то с наступлением весны по логике, я должен прекратить его носить. И вот, наконец, весна настала и я надеялся, что теперь не будет никаких колготок и панталон — просто брюки на голые ноги и будет не холодно.
Но не тут то было! С наступлением потепления, я обнаружил в своём шкафу новую пару колготок. Развернув упаковку, я решил примерить их. Это были очень тонкие колготки 20 ден, такие которые девочки носят в тёплое время года. Я пришёл к маме, узнать для чего они мне:
— Мам, зачем ты мне купила тонкие колготки? Они ведь не защищают от тепла, и не дают никакого эффекта, кроме как «для красоты».
— Потому что наступает весна и все девочки начинают носить тонкие колготки, вот я и тебе их купила. — сказала мама.
— Но я же не девочка!

Какая разница? Я же вижу что тебе хочется носить девичью одежду! Поэтому и купила тебе весенние колготки.
Как мама узнала, что мне хочется носить девичью одежду, я не знал. В чём-то действительно она была права. Одна часть меня хотела одевать девичью одежду, испытывая от этого какое-то наслаждение и тайную страсть, а другая часть меня сопротивлялась и призывала быть нормальным пацаном и выкинуть все эти девчачьи штучки из своей жизни.
Но в итоге победила именно девчачья часть моей души. Я начал носить тонкие весенние колготки. Кроме того, мама купила мне ещё и две пары настоящих девичьих трусиков, которые в результате полностью заменили мои мужские трусы и я стал постоянно их носить. Но ещё более унизительным стало однажды увидеть в моём шкафу женский бюстгальтер 1-го размера. Мама почти не смогла внятно объяснить зачем мне бюстгальтер, если у меня нет женских грудей. Но носить бюстгальтер мама меня очень настойчиво заставляла. До тех пор пока я не понял, что к чему. Месяца через два я заметил, как моя грудь начала набухать и увеличиваться в размерах, приобретая совсем не мужские черты. Из-за чего это происходит я не догадывался. Где-то к 1 сентября, к началу нового учебного года, моя грудь выросла до таких размеров, что мне уже приходилось скрывать её от окружающих. И бюстгальтер 1-го размера стал мне подходить идеально. Естественно, это вызвало большое смущение и подавленность у меня. Я постоянно расспрашивал маму о том, что со мной происходит, но мама лишь намёками давала понять мне, что мне нужно постепенно становиться девочкой, это для моего же блага.

Поначалу в школу мне приходилось надевать очень просторные, широкие кофты, чтобы скрыть свою большую грудь. И это поначалу помогало, хотя уже многие знали, что со мной происходит что-то странное. У меня и голос стал похож на девчачий и манеры поведения. Да и бюстгальтер, который я носил под кофтой, однажды заметили одноклассники. Это произошло, когда я сидел на уроке, а сидящие на парте сзади пацаны заметили, что под моей кофтой просвечивают лямки бюстгальтера. Они шутя ухватили меня за лямку бюстгальтера и я понял, что моя тайна раскрыта.

После этого все пацаны меня стали обзывать «п и д а р о м» и даже слегка бить. От этого я плакал, как девочка-плакса. Своё спасение я стал искать в обществе девочек. Только девочки могли меня немного понять, поддержать и принять в своё общество, и то далеко не все девочки.
Через пару месяцев моя грудь выросла ещё больше, и теперь даже толстая кофта не помогала скрывать грудь от окружающих. И вот однажды мама запретила мне одевать эту широкую кофту, купив мне жёлтую обтягивающую девичью кофточку-сорочку, вместо прежней грубой мужской кофты. Одев эту кофту, первое что я увидел в зеркале, это два бугорка выступающих из под кофты — так ярко выделялась моя грудь. Я чуть было не заплакал, представив, что в таком виде надо будет идти в школу. Но деваться было некуда, на следующий день в школе я выглядел почти как девочка в этой девичьей обтягивающей кофте. Насмешек надо мной было море, но приходилось всё терпеть. Было тяжело поначалу, а потом многие уже начали привыкать к тому, что я полу-мальчик, полу-девочка, и особо не приставали ко мне.

Учителя тоже поначалу относились ко мне очень негативно и даже вызывали родителей в школу (точнее маму, поскольку воспитывала меня одна мама, папа ушёл от нас ещё в детстве). И маме удалось заверить учителей, что ничего страшного со мной не происходит, она сказала учителям, что у меня такая странная болезнь, из-за которой я постепенно превращаюсь в девочку и ей даже удалось уговорить их, чтобы они относились ко мне повнимательней и повежливей.
Таким образом постепенно отношение всех ко мне смягчилось, и через какое-то время я осмелел(а) и начала сама делать себе косметику. В общем как и все девочки начала стремиться выглядеть красивой. Естественно при помощи мамы — она купила мне косметичку и научила краситься. Теперь я стала ходить в школу только красиво накрашенная.

Через какое-то время я полностью перешла на женскую одежду. Я осмелела и начала надевать в школу юбку, колготки, туфли на высоком каблуке, блузочку. В общем была в полном наряде. И ещё причёску мне сделали красивую в женском салоне красоты.
Так началась моя девичья жизнь. Как в последствии мне стало известно, мама в тайне подмешивала мне в пищу женские гормоны, благодаря которым выросла моя грудь, феминизировалась внешность, изменился голос. Сделала это мама по причине того, что думала так будет лучше и ей и мне, она всегда мечтала, чтобы я была девочкой, а мне в обществе было бы тяжело жить с таким слабым характером, если бы я остался мужчиной.
Может быть она и права. По крайней мере сейчас я почти смирился с тем, что я теперь девушка и вижу в женской жизни массу преимуществ.

Источник

Adblock
detector