Меню

6 идей из антиутопий которые стали реальностью

О дивный новый мир. 10 предсказаний из антиутопий, которые сбылись

Двадцать первый век. Мы видели многое, что нашим совсем даже не далёким предкам не могло и присниться. Мы живём в мире, где на 3D-принтере можно напечатать ткацкий станок (знать бы ещё, зачем), где мы ведём видео-переговоры друг с другом из разных точек планеты, где можно пересадить живое сердце и клонировать овцу. Мы осваиваем космос и морские глубины.

Зато у них, у предков, были мечтатели, которые придумывали то, что мы теперь старательно воплощаем в жизнь. Дивный новый мир, да? Не совсем. Увы, мы воплощаем не только прекрасные мечты, мы исполняем и жутковатые предсказания мрачных товарищей-антиутопистов. Три писателя, три антиутопии. Посмотрим, что из обещанного не радужного будущего сбылось.

Евгений Замятин – «Мы»

Евгения Замятина можно назвать первопроходцем – его роман-антиутопия «Мы» датируется аж 1920 годом. Роман подвергся жуткой критике, Замятина клеймили страшными словами, издавать его произведение отказывались, говорили, что советская литература прекрасно и без него, Замятина, обойдётся. В общем, кошмар. А между тем, именно «Мы» произвели неизгладимое впечатление на двоих британцев – Оруэлла и Хаксли, о которых мы поговорим чуть ниже.

Явления, которые предсказал Замятин в романе, сбылись очень быстро – не в нашем веке. А какие-то – и в нашем тоже.

1. Скованные одной цепью

Государственный строй в романе – тоталитаризм. Есть руководитель – «Благодетель». Есть выборы без выбора – с единогласным голосованием за единственного кандидата, Благодетеля. Есть «Бюро хранителей», потому что госбезопасность – это не шутки, да и преступников казнить необходимо. Государство жёстко контролирует любую – любую! – деятельность человека.

Возможно, за это Замятина и травили – он описал, к чему пришло строительство светлого социалистического будущего. Какой власти такое понравится? Людям, кто хоть немного помнит историю, объяснять не нужно: Советский союз стал тоталитарным государством со всеми вытекающими. С его репрессиями, контролем всех сфер жизни человека, с доносами, НКВД… К какому строю мы идем строем сейчас — время покажет.

2. В светло-серых дворцах из стекла и бетона

В романе Замятина вы найдёте море строений из стекла. Стены домов прозрачны, и скрыться от посторонних глаз за шторами можно только во время «сексуального часа»…

Закройте глаза и вспомните архитектуру любого большого города. Бизнес-центры, новостройки, разные небоскрёбы. Что мы там увидим? Стекло. Огромные панорамные окна, «стеклянные» высотки. Так вот Замятин всё это «увидел» ещё в 1920 году.

3. Да здравствует прекрасная одинаковость!

Герои романа носили униформу – юнифы. Одинаковая одежда унылых цветов – один из отрицательных маркеров советской реальности, так что и здесь Замятин угадал.

Можно снова начать говорить, что мы не такие, и что у нас буйство красок и великий выбор. Но если немного внимательнее посмотреть – то мы опять именно такие. Просто у нас «серая униформа» сменилась некими стандартами красоты «девочек из инстаграма» одинаковых с лица и с других частей тела тоже.

Джордж Оруэлл – «1984»

Джордж Оруэлл был вдохновлён произведением Замятина, говорил о том, что хочет написать нечто подобное. Мужик сказал – мужик сделал. В 1948 году роман был написан.

В «1984» весёлого мало, пожалуй, что там его нет вовсе, а вот мрачных мыслей – пожалуйста, в ассортименте. И очень многое перекликается с «Мы». Но Оруэллу повезло больше – на его долю не выпало столько критики, а роман выпустили на следующий же год после написания.

4. Большой брат следит за тобой

Мир «1984» – мир тотального контроля. Повсюду – и в квартирах, и в общественных местах – установлены «телекраны» («мониторы»), которые транслируют нужные передачи в режиме нон-стоп. В телекраны вмонтированы камеры, с помощью которых можно посмотреть, кто и чем занимается. Тоже в режиме нон-стоп. Выключать нельзя.

А теперь перенесёмся в нашу реальность. У нас же камеры практически на каждом столбе! У нас спутники, с которых всёёёё видно. Можно стать звездой гугл мэпс, например, если немножко постараться.

Подумаешь обо всём этом – и уже не так уж и хочется крутить пальцем у виска, глядя на тех, кто дома заклеивает камеры на ноутбуках. Мало ли. Большой брат не дремлет.

5. Кто управляет прошлым – тот управляет будущим

Главный герой занимается очень важным делом – он творит историю. Берёт факт – и переписывает его, если он не отвечает текущей политике партии. Так что да, он переписывает историю.

Переписывание истории. Оно, конечно, всегда имело место быть, ещё монахи занимались в своих кельях подправлением фактов. Снова хочется сказать, что мы не такие, но… Посмотрите хотя бы на школьные учебники. Их же переписывают непрерывно. Николай II превратился из угнетателя в святого. Недостроенное “светлое будущее” — в тоталитаризм, развенчанный культ личности снова обретает краски… Как хочется, так эту историю и вертим.

Читайте также:  Сталей это какое звание в полиции

6. Океания воюет с Остазией. Океания ВСЕГДА воевала с Остазией

На мировой арене в «1984» осталось три страны, которые борются за спорные территории. И страна, в которой живёт герой, всегда находится в состоянии войны. Либо с одной сверхдержавой, либо со второй.

Инструкция: если в вашей стране разруха и нищета, а вы хотите держать народ в узде, управлять им и избежать бунта, – вам необходим внешний враг. Потому что тогда все проблемы можно оправдать войной, а когда она кончится – вот тогда и заживём. Это, конечно, неправда, никто не «заживёт», но об это никто и не узнает, потому что война не кончится.

Очень знакомо, согласитесь? У всего «цивилизованного мира» есть внешний неубиваемый враг – терроризм. Как считаете, есть шанс его победить?

Олдос Хаксли – «О дивный новый мир»

Олдос Хаксли в какой-то мере тоже обязан Замятину и его роману – не прочитай Хаксли книгу русского писателя, может быть, «О дивный новый мир» был бы совсем иным.

1931 году Хаксли пишет своё произведение, а в 1958 – его условное продолжение: «Возвращение в дивный новый мир», в котором не продолжает истории персонажей, а рассуждает, собственно, на тему «куда катится этот мир». Ещё тогда он поражался, как быстро наша реальность приближается к созданной им истории. И, похоже, что сейчас мы к ней приблизились ещё больше.

7. Сомы грамм – и нету драм

«Дивный новый мир» – мир потребителей и гедонистов в плохом смысле этого слова. Они как будто жуют жвачку бесконечных развлечений, развлечения забивают все иные стремления. А для тех, кому вдруг стало грустенько или просто недостаточно весело, есть волшебные таблетки – сома. Наркотик и антидепрессант без абстинентного синдрома. Находка! А то, что от него умирают к 60 годам, никого не беспокоит.

До ужаса похоже на современную реальность. Антидепрессанты у нас еще в качестве витаминок не прописывают, но вот “жвачка бесконечных развлечений” уже многих довела до депрессии. До сомы не далеко…

8. Презирающих тебя сам встречай презрением

Общество дивного нового мира поделено на касты. Две высших – с самым высоким интеллектом, они выполняют функции, требующие самой высокой квалификации. И три низших – рабочие, которым для выполнения своих задач задействовать мозг необязательно. Представители самой низшей касты даже читать и писать не умеют. При этом каждой касте внушается, что именно она – самая лучшая, ко всем же остальным представители касты относятся с презрением.

Казалось бы, кастовая система отживает свое в Индии и, отчасти, в Японии. Но отсутствие термина еще не говорит об отсутствии явления, это нам, трудящимся, любой представитель “интеллектуальных сливок общества” подтвердит.

9. Белый шум

В отличие от романов «Мы» и «1984», у Хаксли нет душащей всё и вся цензуры. Вернее, она есть: под запретом институт брака, наука, искусство и так далее. Но в дивном новом мире никто и не рвётся к «тайному знанию». Есть телевидение, наркотики и развлечения – а что ещё надо? Общество погрязло в информационном шуме, за которым нет ничего стоящего. И все, вроде как, счастливы. Не нужна жёсткая цензура, бывает достаточно просто забить людям головы всякой ерундой.

Но давайте не будем отвлекаться на все эти теории антиутопистов. А то эфир Малахова пропустим…

10. Идеальный потребитель

А знаете, что предвидели авторы большинства антиутопий? Не только указанные здесь писатели. Это и Рэй Брэдбери с его романом «451 градус по Фаренгейту», и братья Стругацкие с «Хищными вещами века», и многие другие.

Неукротимое потребительство. Мир идеальных покупателей, которых не заботит ничего, кроме удовлетворения потребностей – телефон поновее, машину покруче, грудь побольше… Потому что приобретение даёт иллюзию счастья. Мудрые рекламщики этот принцип давно взяли на вооружение: мы стремимся покупать не потому, что мы хотим новый телефон, а потому, что мы хотим купить счастье.

Интересно, что в каждом романе-антиутопии можно найти
схожие с современностью черты и черточки. Обидно, что романы эти для героев ничем хорошим не заканчиваются: либо самоубийство, либо лоботомия…

Источник

6 идей из антиутопий, которые стали реальностью

Настоящая жизнь порой оказывается удивительнее любого вымысла.

Читайте также:  Химический состав стали 2011

Суть антиутопии — показать, к чему могут привести попытки построить идеальный мир с жёсткими правилами и ограничениями. Эти истории иногда кажутся абсурдными и гротескными, а иногда — пугающе пророческими. Вот что уже нашло воплощение.

1. Социальный рейтинг

В первом эпизоде третьего сезона «Чёрного зеркала» («Нырок») показали мир, в котором люди ставят друг другу оценки не только в соцсетях, но и в реальной жизни. Из этих оценок складывается рейтинг. Те, у кого он низкий, превращаются в изгоев, не могут купить билет на самолёт или арендовать жильё, которое им нравится.

Нечто подобное описано и в подростковой антиутопии нидерландской писательницы Марлус Морсхёйс «Тени Радовара». Там рейтинг зарабатывается примерным поведением, ударным трудом, хорошими оценками в школе, лояльностью к правилам. От количества баллов зависит, будет ли семья жить в нормальной квартире на верхних этажах небоскрёба или ютиться в подвальной клетушке без окон.

«Нырок» вышел в 2016 году, «Тени Радовара» — через два года. И тогда же, в 2018‑м, в нескольких городах Китая запустили China has started ranking citizens with a creepy ‘social credit’ system — here’s what you can do wrong, and the embarrassing, demeaning ways they can punish you систему социального рейтинга. Это сложный механизм оценки людей, который учитывает разные параметры: как гражданин платит налоги, как себя ведёт в интернете, что покупает, соблюдает ли законы и так далее.

О создании системы Китай объявил China’s social credit systems and public opinion: Explaining high levels of approval ещё раньше, в 2014 году, так что писатели и сценаристы могли подсмотреть идею у китайского правительства. Но тогда никто не мог предположить, настолько абсурдными будут последствия. Людей, конечно, не отправляют в подвал из‑за низких баллов, но были случаи Chinese blacklist an early glimpse of sweeping new social‑credit control , когда они не могли взять кредит, купить недвижимость и даже билеты на поезд. Миллионы китайцев подверглись разным штрафам и взысканиям.

2. Репродуктивные технологии и репродуктивное насилие

В романе Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» детей девять месяцев выращивают в сосуде — «бутыли», которая медленно двигается по конвейеру и в которую на разных стадиях развития плода вводят необходимые вещества и лекарства. В 1932 году, когда вышла книга, ещё не существовало A History of Developments to Improve in vitro Fertilization экстракорпорального оплодотворения, и первый ребёнок, зачатый в пробирке, родился только спустя 46 лет. И тем более тогда ещё не изобрели искусственную матку, которую можно считать полноценным аналогом бутыли из романа Хаксли.

Сейчас в ней уже можно An extra‑uterine system to physiologically support the extreme premature lamb дорастить до нужного срока недоношенного ягнёнка, а на разработку аналогичного устройства для младенцев потребуется Искусственная матка для недоношенных детей ещё около 10 лет. Неизвестно, превратится ли размножение людей в конвейерное производство, но в целом в своих предсказаниях Хаксли оказался на удивление точен.

Антиутопии часто затрагивают репродуктивную сферу и описывают либо новые технологии, либо попытки властей полностью контролировать деторождение. Во многих историях на то, чтобы родить ребёнка, нужно сначала получить разрешение, которое дают только если человек соответствует определённым критериям. Вспомнить хотя бы «Мы» Евгения Замятина (роман написан в 1920 году) и «1984» Джорджа Оруэлла (1948 год), детскую, но довольно любопытную антиутопию «Дающий» (1993 год) Лоис Лоури и её экранизацию с Мэрил Стрип и Кэти Холмс, новый сериал «Сквозь снег» на Netflix.

В других антиутопиях, например в романе Маргарет Этвуд 1986 года «Рассказ служанки», акцент делается на том, что рождение ребёнка не привилегия или право, а долг. От него нельзя уклониться: аборты запрещены, женщины рожают принудительно.

В Китае, начиная с конца 1970‑х годов, в течение 35 лет действовала Can China recover from its disastrous one‑child policy? государственная политика «одна семья — один ребёнок». В разных странах полностью или частично запрещены Louisiana has become the latest US to pass new legislation restricting abortion rights аборты, даже если беременность и роды угрожают жизни женщины или ребёнок был зачат в результате насилия или инцеста.

В странах, где аборты разрешены, люди не всегда имеют право в полной мере распоряжаться своим телом. Например, в России до 35 лет нельзя Статья 57. Медицинская стерилизация сделать медицинскую стерилизацию без соблюдения определённых условий. Кроме того, законы об абортах в последнее время пытаются ужесточить — и в России , и в США. Активистки, которые борются за права женщин, надевают A Handmaid’s Tale of Protest красные плащи и белые чепцы служанок из романа Этвуд — и тем самым проводят вполне понятные параллели между сюжетом книги и реальными событиями.

Читайте также:  Какие камни для виски лучше из стали или из камня

3. Модуляторы настроения

«Сомы грамм — и нету драм», — повторяли герои Хаксли, принимая таблетки сомы. Это наркотическое вещество улучшало настроение и заставляло забыть о проблемах. В романе Филипа Дика 1968 года «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» (правда, это не совсем антиутопия) и вовсе описан модулятор настроения, в котором можно выбирать тончайшие оттенки эмоций вроде «деловое отношение к работе» или «желание смотреть любую телепередачу».

Всё это напоминает антидепрессанты, которые сейчас доступны почти любому, иногда даже без рецепта. В США ещё в 2017 году начали тестировать «чипы настроения», которые влияют на баланс нейромедиаторов в головном мозге, а значит, и на эмоции. Предполагается, что такие устройства помогут взять под контроль ментальные заболевания. Но кто знает, не станут ли они однажды допингом, позволяющим всегда оставаться работоспособным, общительным и позитивным.

4. Слежка и контроль

Это один из столпов, на котором стоит любое тоталитарное государство, а значит, слежка за персонажами в том или ином виде присутствует почти в каждой антиутопии. Самый яркий канонический пример — «телекраны» из «1984». Они не только транслировали пропаганду, но и непрерывно наблюдали за каждым действием человека.

В реальности такого устройства не существует, но есть кое‑что похожее. Это смартфоны, планшеты, умные колонки и прочие гаджеты. Они хранят наши контакты и личные данные, собирают информацию о предпочтениях и покупках, о сайтах, на которые мы заходим, и о местах, в которых бываем. Кто и как пользуется всеми этими сведениями, нам порой не до конца известно.

С одной стороны, данные нужны, чтобы показывать рекламу, которая будет нам интересна, или формировать умную ленту новостей. С другой стороны, соцсети уже уличали в тайном сотрудничестве со спецслужбами, и законы иногда напрямую обязывают предоставлять правоохранительным органам информацию о пользователях. В этом смысле мы не слишком отличаемся от героев Оруэлла, разве что отдаём информацию Большому Брату добровольно.

5. Прогулки по расписанию

В мае 2020 года, когда из‑за режима самоизоляции москвичи гуляли по графику, на эту тему много иронизировали, но нечто подобное уже было в книгах. В романе «Тени Радовара» жителям мегаполиса почти не разрешают выходить из небоскрёбов, потому что природа — грязная и опасная, а прогулки вызывают болезни. Герои проводят в парке не дольше часа в неделю по специальному расписанию, которое составлено с учётом номера дома и социального статуса.

Схожие сюжеты есть и в других произведениях. У Замятина Единое Государство отделено от природы Зелёной Стеной, выходить за которую запрещено. В книгах Оруэлла, Хаксли и Брэдбери государство не одобряет прогулки, потому что у человека, который ходит не спеша и проводит время в одиночестве, явно появляется возможность подумать и проанализировать ситуацию.

6. Эвтаназия

В антиутопии Лоис Лоури «Дающий» слабые дети и пожилые люди исключаются из жизни общества, чтобы поддерживать его численность на одном уровне и чтобы буквально каждый приносил пользу. В малоизвестной антиутопии американского политика XIX века Игнатиуса Донелли «Колонна Цезаря» (1891 год) фигурируют специальные учреждения, где любой желающий может добровольно уйти из жизни.

Часто писатели намеренно сгущают краски в книгах, но и в реальности что‑то подобное уже происходит. Исландия может стать первой страной, где не будут рождаться дети с синдромом Дауна. Если у плода находят эту патологию, беременность в большинстве случаев прерывают. Конечно, с согласия женщины, но не без некоторого давления со стороны врачей и государства в целом. Исландский генетик Кари Стефанссон считает , что нет ничего плохого в том, чтобы «вдохновить людей рожать здоровое потомство», но, по его мнению, врачи дают «жёсткие консультации» по вопросам генетики и таким образом влияют на решения, которые выходят за рамки медицины.

В нескольких странах — Нидерландах, Бельгии, Швейцарии и Канаде — разрешена эвтаназия, вернее, «ассистированный уход из жизни» по желанию человека. Де‑юре нужно, чтобы он испытывал невыносимые страдания, с которыми никак нельзя справиться. Но де‑факто границы понятия «невыносимые страдания» стали постепенно размываться: в него входят уже не только смертельные и мучительные заболевания, но и депрессия.

В Нидерландах в 2016 году развернулась дискуссия на тему, стоит ли разрешить эвтаназию тем, кто считает продолжительность своей жизни достаточной, то есть в основном пожилым людям, которые просто устали жить.

А как вам кажется, какие идеи и технологии из антиутопий уже воплотились в жизнь?

Источник

Adblock
detector