Меню

1 июля 1966 в колхозах стали платить зарплату

1 июля 1966 в колхозах стали платить зарплату

На протяжении многих десятилетий крестьянский труд в советских колхозах измерялся в трудоднях – так называемых «палочках». За них труженики села часто получали зерно или даже деньги, но иногда – лишь вдохновляющее «спасибо» от колхозного правления. Только в мае 1966 года история советских трудодней завершилась, когда очередное постановление ЦК заменило их «гарантированной оплатой труда». С 80-х годов трудодни стали отождествляться с бесплатным трудом колхозников и в ряде публикаций стали символом рабского положения советских крестьян.

Первый опыт

Рождение трудодней принято относить к сталинской эпохе. При подготовке к новому 1931 сельсхозгоду в Уставе с/х колхозных артелей было впервые официально закреплено понятие трудодня. Но опыт оценки крестьянского труда при помощи трудодней появился на 10 лет раньше – об этом напоминает В.Поляков в статье «История возникновения в 1921-23 гг. трудодня». В марте 1921 года исчерпавшая себя продразверстка была заменена продналогом – количество налогов, которые был обязан платить/отрабатывать крестьянин, возросло. В частности, появился трудгужевой налог, который измерялся в трудоднях.

В июле 1921 г. был издано постановление о привлечении крестьян к лесозаготовительным работам, по которому фактически каждый житель села был обязан отработать определенное количество дней в году на заготовке и вывозе леса (дров) в пользу государства. А в ноябре того же года в еще одном постановлении ввели и новую единицу измерения крестьянского труда – трудодень. Трудгужналогом облагалось всё трудоспособное население (мужчины от 18 до 50 лет и женщины от 18 до 40 лет), а также личный скот (лошади, олени, верблюды, ослы) и гужевые повозки.

Размер трудгужналога в среднем по стране равнялся 6 трудодням, при этом отрабатывать их нередко приходилось во время посевной и других важных сельхозработ. Отчитываясь об итогах посевной кампании 1921 года, руководство Нижегородского губернского посевкома отмечало, что «применять гужповинность неразумно», потому как она отвлекает крестьян от их основных занятий, а также приводит к недостатку лошадей во время посевной. Скотина либо занята на лесозаготовках, либо не может выйти в поле по причине истощения.

Непобедимая уравниловка

Заработная плата в денежном выражении колхозникам не начислялась, в отличие от городских рабочих и служащих. Государство ставило перед колхозами планы, после выполнения которых остатки доходов (в первую очередь, зерно) распределялись между колхозниками пропорционально отработанным трудодням. Каждая работа – вспахать гектар, надоить литр молока, выкопать центнер свеклы, намолотить тонну зерна и т.д. – оценивалась определенным количеством трудодней.

В феврале 1933 года все колхозные работы распределили на 7 категорий в зависимости от квалификации, сложности и общей важности для колхоза. За основу, взяли работы 3 категории, оцененные в один трудодень за выполненную суточную норму. К самой низшей категории относился неквалифицированный труд уборщиц, сторожей, подсобных. К высшей – работы, требующие опыта и квалификации (например, оператор сноповязальной машины, скирдоправ, машинист конно-моторного опрыскивателя и др.).

Введение трудодня должно было устранить один из бичей советской системы труда – уравниловку. На практике же просидевший в прохладном кабинете счетовод получал столько же, сколько работающие до изнеможения в поле тракторист или жница. Подобная система не мотивировала работать лучше, ведь и рвущие жилы на молотьбе, и прохлаждающиеся в тенечке скирды получали в итоге одинаково – в трудовую книжку вносилось равное количество трудодней.

Как «работали» трудодни

Трудодень не равнялся дневной смене. В зависимости от сложности работ за смену колхозник мог получить полтора или даже два трудодня. В течение года каждый «набирал» определенное количество трудодней: частично за них выдавали денежный аванс или продукты в течение года, а остатки закрывали по итогам расчета с государством. При получении аванса многие крестьяне «перебирали» и в итоге оставались должны колхозу. Полный расчет производился только при условии, что колхоз выполнил госплан. Если нет – то и колхозники в конце года ничего не получали (платить им при невыполнении госплана запрещалось законодательно).

Читайте также:  С какого года стали выпускать телевизоры со встроенной цифровой приставкой

Каждая заработанная «палочка» вносилась в книжку колхозника, а общее количество выработанных всеми трудодней фиксировалось в колхозной книге учета. На основании записей в конце года натуральные остатки и деньги от реализованной продукции колхоз распределял согласно выработанным трудодням между колхозниками.

Стоимость трудодня

Общий доход колхоза определял стоимость трудодня, поэтому в прогрессивных колхозах «зарабатывали» больше, а в отстающих – зачастую не получали ничего. В некоторых колхозах стоимость трудодня определялась с учетом состояния полей или сельхозорудий. В статье «Советский трудодень – зарплата «крепостных» колхозников в условиях тоталитарного государства» В.Мотревич приводит пример свердловского колхоза «Заря», в котором перед началом прополки члены правления с бригадиром оценивали количество сорняков и устанавливали норму. На участках с большим количеством сорняков колхозник должен был выполоть за день половину гектара, а если сорняков было мало, то целый гектар. И за выполнение плана он получал один трудодень.

Стоимость трудодня в денежном выражении зависела и от территориального расположения колхоза. Так, за 1 трудодень калужский колхозник в 30-е годы «получал» 7 копеек, а туркменский – 10,35 рублей. По статистике 1951 года, карельские колхозники в среднем зарабатывали 83 рубля, а трудившиеся в колхозах Средней Азии – 840 рублей, при этом средний заработок городского рабочего по стране равнялся 740 рублям.

Для примера можно взять статистику по оплате одного трудодня колхозникам Коми. В 1940 году за 1 трудодень они получали 960 гр. зерна, 64 копейки, 400 гр. картофеля. В 1955 году – 670 гр. зерна, 2 рубля 8 копеек и 70 гр. картофеля. Напомним, что каждый колхозник обязан был платить налоги государству, в том числе за скотину. Например, в 1948 году заработав трудоднями 373,5 рубля, колхозник Коми должен был 198 рублей отдать в качестве налога за корову.

Всё вокруг колхозное.

В попытке убежать от тяжелейшей жизни многие колхозники всеми правдами и неправдами «выбивали» в правлении колхоза справку, которая позволяла уехать в город на заработки (паспорт советским колхозникам на руки не выдавался), поэтому с введением трудодней отток из деревень в город многократно увеличился. Нехватка работников приводила к тому, что колхозам приходилось привлекать помощь со стороны – нанимать «шабашников» или звать на прополку или сбор урожая сотрудников различных предприятий или школьников-студентов.

Большинство колхозников уделяло внимание личным участкам, выкладываясь на них по полной, а в колхозе работали лишь для «галочки-палочки». Нищенские доходы труженики пытались компенсировать любыми способами, поэтому тащили всё, что плохо лежит. Неслучайно слова, произнесенные героиней Нонны Мордюковой — колхозницей Степанидой — в фильме «Отчий дом» (Киностудия им. Горького, 1959 г.): «Всё вокруг колхозное, всё вокруг моё»,— превратились в поговорку.

Наказание без преступления

В зависимости от географического положения колхоза устанавливались минимальные нормы выработки трудодней. Например, каждый колхозник пермского или свердловского колхоза должен был за год «набрать» 60 трудодней, а оренбургского или челябинского – 80. В годы войны минимальная годовая норма была увеличена до 150 трудодней. Тех, кто не выполнил норму, подвергали народному суду и карали исправительными полугодовыми работами с изъятием четверти заработанных трудодней в пользу колхоза. Ответственность наступала с 16 лет, при этом дети 12-16 лет в годы войны обязаны были выполнить 50% от взрослой нормы. Если председатель колхоза или бригадир укрывал «халтурщиков», то отправлялся под суд вместе с ними.

Читайте также:  Складной нож eafengrow ef64 black сталь d2 рукоять g10

На практике же тех, кто не выработал норму, не только судили, но и зачастую исключали из колхоза. Но главное – отбирали приусадебный участок, который являлся единственным источником существования и не позволял крестьянским семьям умереть с голоду. Фактически с начала 30-х годов на протяжении трех десятилетий крестьянин был вынужден бесплатно трудиться в колхозе лишь за право пользоваться участком, получая зерно и сельхозпродукты, которых едва хватало, чтобы выжить.

Источник

Трудодни вместо рублей: почему в советских колхозах до 1966 года не платили зарплату

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Этот вариант развития и поднятия сельского хозяйства был удобным, но с экономической точки зрения абсолютно неэффективным. В итоге руководство государства все-таки решило мотивировать колхозников материально, назначив им определенную заработную плату. Несмотря ни на что, после распада СССР ушли в прошлое и колхозы с совхозами. Но обо всем по порядку.

1. Система трудодней

После проведения коллективизации особым постановлением Совнаркома в виде оплаты труда колхозникам назначили трудодни. Система действовала вплоть до середины шестидесятых годов прошлого века. Трудодень по определению обязан был быть долей колхозного дохода. Ее распределяли согласно тому, какое участие в трудовой деятельности принимал каждый из работников.

За все время существования этой системы не раз проводились реформы, но схема от этого менее запутанной не стала. От результативности производства в большинстве случаев она не зависела, но давала возможность доход от сданного скота или урожая распределить дифференцированно в соответствии с внесенным вкладом конкретного работника. При условии, что норма трудодней не была выработана, человек мог понести уголовную ответственность. Ему могли назначить исправительные работы у себя в колхозе. При этом четвертая часть трудодней удерживалась.

Расплачивались с селянами обычно зерном. Во время ВОВ на один трудодень давали меньше половины килограмма зерна. В послевоенное время урожай был плохой и люди массово голодали.

Естественно колхозники протестовали, пытались перебраться в города. Чтобы предотвратить массовый переезд из сел людей, в 1932 г. был введен паспортный режим, что сделало деревенских жителей практически крепостными. То есть уехать из села человек мог только в том случае, если ему разрешит председатель сельского совета или колхоза. Сельские дети перспектив особо не имели. Им была уготована участь родителей – работа в колхозе. Отпускать после окончания школы выпускника на обучение в город или нет, решал председатель. В связи с этим парни после службы в армии старались устроиться в городе, чтобы не возвращаться домой.

Возможности продать что-то со своего огорода тоже не было, так как существовал большой налог на землю и то, что на ней росло. Пенсии колхозникам платили или очень маленькие, или вообще не платили.

2. Чем все закончилось

Так как колхозники не имели материальной заинтересованности, то и производительность их труда была невысокой. Поэтому правительство государства пересмотрело принятое ранее решение и в 1966 г., в мае, издало постановление относительно выплаты людям заработной платы деньгами.

Но это не повлияло на паспортный режим, рабочие все еще оставались без документов. Получали они их только, если было личное распоряжение председателя. Паспортизация граждан была закончена лишь к 1981 г. Уже тогда из деревень в города массово старались выехать селяне, особенно молодежь.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источник

Почему до 1966 года колхозникам не платили зарплату

До второй половины 60-х годов советские колхозники работали за трудодни, предполагавшие натуроплату (чаще всего, зерном). Это был удобный, но как показала практика, экономически крайне неэффективный способ поднять и развить сельское хозяйство за счет материального благосостояния его тружеников.

Читайте также:  Прокат горячекатаный полосовой из стали ст6сп

Руководством СССР в конце концов было принято решение повысить материальную заинтересованность колхозников посредством введения гарантированной денежной оплаты их труда. Но колхозы и совхозы в итоге это не спасло – после распада Советского Союза они как форма коллективного хозяйствования на земле тотчас же развалились.

Сопротивление и ужесточение

Когда в советских селах и деревнях к 30-м годам была проведена коллективизация и уклад жизни хлебопашцев и скотоводов насильственно обобществили, оценкой их труда спецпостановлением Совнаркома государство сделало трудодень. Эта единая мера учета труда и распределения доходов колхозников просуществовала до середины 60-х годов. В идеале трудодень должен был стать долей дохода колхоза, которая распределялась в зависимости от степени трудового участия того или иного работника.

Система трудодней, за всю историю своего существования многократно реформировавшаяся, тем не менее, оставалась довольно запутанной схемой материального поощрения колхозников. Она чаще всего не зависела от эффективности производства, но вместе с тем позволяла дифференцированно распределять доход от выращенного урожая (или сданной на убой скотины) – соразмерно вкладу определенного работника. За невыработку нормы трудодней в СССР была предусмотрена уголовная ответственность – проштрафившийся приговаривался к исправработам в своем же колхозе с удержанием четверти трудодней.

Вознаграждение за труд представляло собой главным образом, натуроплату (в основном, зерном). В военные горды (1941 – 1945) на трудодень выдавалось менее полкило зерна. Зимой 1946 – 1947 годов в СССР в связи с неурожаем случился массовый голод.

Колхозники с самого начала действия подобной системы оплаты массово протестовали – резали скот, уходили из деревень в города. В 1932 году в СССР ввели особый паспортный режим, в результате которого жители сел и деревень фактически получили статус крепостных, которым без разрешения «барина» (председателя колхоза или сельсовета) запрещалось покидать населенный пункт. Для детей крестьян в подобном случае после окончания школы чаще всего была одна дорога – идти работать в колхоз. В фильмах о колхозной жизни, являющихся классикой советского кинематографа, часто встречаются сцены, в которых председатель решает, отпускать выпускников сельской школы учиться дальше в город или нет. Парни, отслужившие в армии, зная, какая судьба их ждет дома в деревне, любыми способами стремились закрепиться в городах.

Если крепостной крестьянин в России до революции имел возможность получить доход со своего земельного надела и продать излишки, то советский колхозник лишался и этого – на приусадебное хозяйство в деревне или на селе государство накладывало непомерные налоги, селянин вынужден был платить едва ли не за каждую яблоню в саду.

Пенсии старикам в советских колхозах либо не платили вовсе, либо они были мизерными.

Когда открылись «шлюзы»

Крайне низкая производительность труда, во основном вызванная отсутствием материальной заинтересованности колхозников в своей деятельности, заставила советское правительство в мае 1966 года принять постановление о введении гарантированной оплаты труда в денежном выражении. Однако еще несколько лет после выхода этого постановления сельские жители оставались «привязанными» к своим деревням и селам – паспорта им по-прежнему выдавали только с личного разрешения председателей колхозов. Полная паспортизация в СССР, в том числе, и сельского населения, завершилась лишь незадолго до начала перестройки, в 1981 году. К тому времени из деревень и сел уже полным ходом шел массовый отток жителей в города.

Источник

Adblock
detector